Евгений Сахонько (sahonko) wrote,
Евгений Сахонько
sahonko

Category:

Бюрократия как объект научного исследования

http://forum-msk.org/material/society/2764.html

Сахонько Евгений 12.09.2005

Что такое бюрократия? Этот термин используется исключительно широко, но определение этого понятия зачастую очень расплывчато и основывается скорее на интуитивном представлении, чем на научной разработке.

Начну с того, что Маркс, кажется еще в "Немецкой идеологии" определил как минимум четыре сферы общественного производства:

1. Материальное производство (базовое, определяющее)

2. Производство человека (сфера потребления)

3. Сфера духовного производства

4. Сфера производства общественных отношений (сфера управления).

Эти сферы имеют определенную самостоятельность, и в тоже время пронизаны друг другом, и друг без друга существовать не могут. Они существуют в диалектическом единстве. Они имеют ряд одинаковых черт и, в тоже время, каждая из них функционирует по-своему.

Общие черты:

1. Это производственные сферы, то есть целью и результатом функционирования каждой из сфер является производство некоторого продукта.

2. Фундаментальной клеточкой составляющей каждую из этих сфер является трудовая деятельность индивидуумов действующих в данный момент в одной из сфер.

3. Ключевым моментом этой трудовой деятельности является наличие в каждой из сфер соответствующих орудий труда, воспринятых из внешней природы или созданных человеком. То есть каждая из сфер имеет подразделение на производство и производство орудий производства.

4. В каждой из этих сфер существуют кооперация и разделение труда.

5. Каждая из этих сфер имеет свою систему общественных отношений.

На этом пункте мы остановимся подробнее ниже. Основным, что определяет специфику каждой сферы является различие продукта производимого ими. Что в какой сфере производится ясно видно из их названия. Подробное изучение каждой из сфер, их взаимоотношений, общественных отношений, присущих каждой из них еще ждет своих исследователей. Рассмотрим некоторые аспекты, связанные со сферой производства общественных отношений (в дальнейшем будем называть ее короче и более традиционно - сферой управления).

Во-первых, рост и усложнение сферы управление это общемировая, общеисторическая тенденция, это естественно, поскольку усложняется объект управления - человеческое общество. Правда существует мнение, основанное на превратно понятом тезисе марксизма об отмирании государства, что при социализме и коммунизме система производства общественных отношений (а тем более профессиональное управление) должна постепенно разрушиться и на ее место придет некоторое идеальное самоуправление, но это слишком сильно отдает маниловщиной.

Во-вторых, управление как производство, в котором участвует масса людей, совершенно естественным образом порождает специфические, присущие только этой сфере общественные отношения, которые во многом определяют поведение действующих в этой сфере людей. Эти отношения достаточно сложны и имеют вполне определенную структуру. Из всего спектра этих отношений рассмотрим одну их составляющих, которую традиционно называют бюрократизмом.

Начнем с того общеизвестного факта, что любая более менее сложная управленческая система имеет иерархическую структуру. Например, на заводе: директор - начальники цехов - начальники участков - бригадиры. При этом руководитель каждого структурного уровня разрываем противоречием: с одной стороны он организатор подчиненного ему подразделения и обязан выражать интересы этого подразделения и потому он часть данного подразделения, с другой стороны в его обязанность входит трансляция управленческих сигналов сверху, которые очень часто противоречат интересам данного подразделения. Поэтому внутри подразделения его воспринимают как внешнее звено. К тому же, не малое значение имеет и личный выбор, элементарное желание карьерного роста, выталкивающее управленца из руководимого им подразделения.

Идеальный управленец должен сочетать в себе два непримиримых качества - быть отцом своим подчиненным и уметь беспрекословно подчиняться начальству, даже если последнее дает приказы? убийственные для данного подразделения. И плюс к этому, он еще должен быть умелым организатором, то есть хорошо владеть технологией и инструментами управленческого процесса.

Понятно, что такой идеальный случай практически недостижим. И даже если в какой-то момент это происходит, устойчивым такое состояние назвать нельзя, в большинстве случаев происходит дрейф управленца из управляемого им подразделения, он становится из внутреннего организатора внешним управленцем. Собственно в этом состоит суть бюрократизации управленческого аппарата.

Возникает вопрос: а что плохого в таком внешнем управлении? Прежде всего, при этом изменяется способ, технология управления, оно все больше основывается на жестких командных методах, ухудшается обратная связь с управляемым объектом, и т. д. Но это не самое страшное (в некоторых случаях это даже полезно – управление во время войны и т.п.).

Опасность кроется в другом. Выпадая из управляемого подразделения, как целостности, управленец не остается висеть в вакууме он становится частью другой целостности. Эта целостность состоит из управленцев всех уровней. Происходит интересная трансформация: некоторая общественная целостность, например, предприятие, имевшее многоуровневую организационную структуру: предприятие - цех - участок - бригада – работник (как модно сейчас говорить фрактальную структуру), приобретает фактически двухуровневую структуру: аппарат управления - работники. Понятно, что такая структура резко ухудшает управляемость. И даже это не самое страшное, в конце концов управленческое целое может выдавать низшему управляемому звену вполне правильные управляющие импульсы. Дело в том, что образовавшаяся новая целостность из управленцев формирует свой внутренний интерес в корне отличный от целей и задач всего предприятия. И управленцы, вошедшие в это новообразование, подчиняются в первую очередь интересам этой управленческой целостности. Интересы предприятия для них становятся второстепенными. Происходит, как говорят, бюрократическое вырождение.

К сожалению, тенденция к описанному бюрократическому вырождению присуща, по видимому, пока что абсолютно всем общественным целостностям с иерархической структурой. Этим страдают и небольшие предприятия с минимальным управленческим штатом и госаппарат гигантских империй. Надо сказать, что каждая из общественных систем пыталась найти некоторые средства борьбы с этим негативным явлением. Пожалуй, я на сегодня вижу два противоядия против этого. Первое, известное с древнейших времен, - это диктатура, применяемая по отношению к бюрократии.

Классический пример удачного применения этого метода - петровские реформы в России. Петр тогда отстранил обюрократившееся боярство, интересы которого уже противоречили общегосударственным потребностям России. Он вытащил с низов и поставил управлять различными госструктурами дворян, которые еще не оторвались от интересов управляемых ими подразделений. Поэтому они смогли более менее эффективно их организовать.

Такую же схему применил несколько раньше и Иван Грозный, правда, результат у него был не такой впечатляющий. Вообще в истории происходят антибюрократические встряски с завидной регулярностью. Еще с большей регулярностью происходила в каждом государстве бюрократизация аппарата управления. Ведь диктатура это всего лишь молот единовременно дробящий бюрократический монолит, но сразу же вновь образовавшаяся управленческая система начинает скрепляться бюрократическим цементом.

Однако не всякая бюрократизация оканчивалась антибюрократической встряской и обновлением. Гораздо чаще это кончалось плачевно для государств. Во время бюрократизации они ослаблялись и становились добычей более сильных на данный момент противников. В некоторых случаях антибюрократическая встряска совпадала с социальными революциями, то есть с качественным изменением отношений в сфере производства.

Второе. Некоторыми антибюрократическими средствами обладает капитал. (Просьба не набрасываться на меня, подозревая, что я оправдываю буржуазные отношения). Оно имеет ограниченное действие на уровне отдельной капиталистической единицы и то не всякой. Борьба с бюрократией идет на уровне естественного отбора. Как только управление какого-то буржуазного предприятия обюрокрачивается, оно становится неконкурентоспособным и разоряется.

К великому сожалению социалистическая система не выработала универсальных и эффективных способов борьбы с бюрократизацией управления. Не могла она воспользоваться теми, которые имелись в арсенале капитализма. Дело в том, что фундаментальным отличием социализма от всех предыдущих формаций было то, что государственное, общественное управление на всех уровнях должно было осуществляться в интересах классов и общественных групп, которые являются основными объектами управления, то есть, управление впервые должно осуществляться в интересах тех, кем управляют, а не в интересах тех, кто управляет, и этими управляемыми классами являются трудящиеся классы.

В самом деле, раньше классы, стоящие у власти: рабовладельцы, феодалы, буржуазия, осуществляли управление эксплуатируемыми трудящимися классами в своих интересах. А теперь возникла необходимость управлять в интересах, ранее эксплуатируемых, в интересах трудящихся. Для решения этой, никогда раньше не возникавшей, архисложной задачи - управлять в интересах управляемых, был предназначен такой социальный инструмент трудящихся классов, как диктатура пролетариата. То есть, класса, во-первых, наиболее полно выражающего интересы трудящихся, при этом не сиюминутные, а долговременные, перспективные, во-вторых, в силу своего социального положения, наименее подверженного разлагающему влиянию эксплуататорских классов.

Однако, сразу после Октября стало ясно, что нереально осуществить непосредственно пролетарское управление: кто-то должен работать в материальной сфере, да и для управления необходимы профессионалы. Стала складываться партийно-государственная система диктатуры пролетариата, которая должна была решить абсолютно новые, не имеющие аналогов в истории, задачи социалистического общественного управления (в дополнение к обычным управленческим задачам).

Вот эти специфические задачи. Первая: выявление того общественного интереса трудящихся, который необходимо сформулировать в виде конкретных общественных задач, стоящих перед государством, на основе которых можно осуществлять планирование и управление. Вторая: подбор кадров ("кадры решают все"), и формирование такого управленческого аппарата, который был бы заинтересован и был бы способен осуществлять управление в соответствии с интересами трудящихся.

В первые годы Советской власти эти задачи были относительно легко разрешены благодаря следующим, имевшимся на тот момент, предпосылкам: Во-первых, в конце XIX - начале ХХ века сформировалась мощная марксистско-ленинская научная база, адекватная историческому моменту, позволившая партии выявить интересы трудящихся и сформулировать задачи, стоявшие перед страной после революции.

Во-вторых, существовали, закаленные в революционной борьбе и прошедшие жестокий отбор подполья, беззаветно преданные интересам трудящихся, кадры.

В-третьих, четко выдерживался принцип подбора новых кадров из пролетарской среды.

В-четвертых, через партию и органы рабочего контроля оказывалось постоянное пролетарское давление на управленческий аппарат.

В-пятых, антибюрократическая встряска, произошедшая одновременно с Социалистической революцией, подняла из низов к управлению обществом огромный пласт людей неразрывно связанных с теми, кем они должны были управлять, и первые 30-40 лет советской власти постоянный приток управленцев из среды управляемых оказывал сильнейшее антибюрократическое воздействие.

Однако первый глубокий кризис поразил эту систему уже в тридцатые годы, резкий рост численности рабочего класса за счет крестьянства (захлестывание его мелкобуржуазной массой) в период индустриализации и коллективизации облегчили проникновение в управленческий аппарат буржуазных и мелкобуржуазных элементов, одновременно была усилена подрывная деятельность мирового империализма и белой эмиграции.

Но самое главное, к этому времени тенденция бюрократизации начала резко нарастать во всех отраслях. При этом внешние проявления бюрократизации в то время воспринимались как саботаж, а значит приравнивались к антисоветской деятельности, и люди из обюрократившегося аппарата подвергались репрессиям как буржуазные элементы, хотя у них и в мыслях еще пока не было предавать советскую власть. На их место приходили люди снизу, способные некоторое время противостоять бюрократизации.

Не без издержек, с применением жестких мер (вплоть до репрессий к представителям надстроечных слоев общества) кризис был преодолен, и "перестройка", которая была бы очень некстати перед войной, не состоялась. Однако все труднее и труднее становилось выполнять, описанные выше, две специфические задачи социалистического управления. И в итоге, к началу горбостройки, общество окончательно перестало с ними справляться.

Во-первых, произошла полная дезориентация механизма определяющего цели и задачи системы управления, поскольку произошли огромные изменения в интересах тех слоев населения, которыми необходимо управлять.

Во-вторых, ослабло влияние трудящихся масс на аппарат управления (полностью снято давление, обусловленное диктатурой пролетариата), да и сами трудящиеся массы, отягченные излишней личной собственностью и мечтой о мелкобуржуазном рае стали более снисходительно смотреть на извращения в сфере управления.

Управленческий аппарат обособился, обюрократился, стал независимой кастой, со своим специфическим интересом, не совпадающим с интересами тех слоев, которыми он должен был управлять, и это несовпадение все больше и больше усиливалось, пока не достигло критического уровня. Сняли тезис о нарастании классовой борьбы, и за нерадивое управление перестали расстреливать и сажать. Сформировались управленческие династии. Управленцами становились "не понюхав токарного станка" сразу после школы и института. Это способствовало восстановлению тенденции на бюрократизацию.

Однако, каких-то новых лекарств против бюрократизации социализм не придумал. Это стало одним из условий его ослабления и крушения, в конце концов. Здесь хотелось бы обратить внимание на один важный момент. Когда кто-то ищет объяснение причин катастрофы произошедшей в Советском Союзе, то почему-то почти всегда предлагается какая-то одна универсальная причина. Это или заговор, или реформа 1965 года, или бюрократизация и т.д.

На самом деле причина крушения социализма носит комплексный характер. Негативные явления нарастали во всех сферах общественного производства о которых я писал в начале статьи, в каждой из них начали деформироваться общественные отношения.

1. В сфере производства усилились центробежные процессы обособления предприятий подстегнутое введением в 1965 году показателя «прибыль», то есть отдельные части единого хозяйственного целого, стали приобретать черты капиталов.

2. В сфере потребления появилась излишняя личная собственность, которая концентрируясь стала образовывать теневые спекулятивные капиталы.

3. В духовной сфере также появился целый спектр негативных явлений от преклонения пред западом, до подъема национализма и шовинизма.

4. И наконец в сфере управления – бюрократизация. Негативные явления, нараставшие во всех сферах, взаимно подстегивали друг друга, положение усугубляла постоянная подрывная работ запада. И все это вместе толкало великую страну к гибели.

Tags: Бюрократия, Повторение мать его
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments