Евгений Сахонько (sahonko) wrote,
Евгений Сахонько
sahonko

Categories:

Разделение труда (1)

Существует заблуждение, что разделение труда – это, прежде всего, технологическое разделение. В марксизме под разделением труда понимается - общественное разделение. То есть имеется в виду разделение на группы и слои общества занятые преимущественно тем или иным видом труда. При этом особенное внимание обращу на слово «преимущественно», поскольку очень часто проявляется метафизическое понимание, когда к то или иной группе относят только тех, кто занимается исключительно одним видом деятельности.
Еще Энгельс писал: "... в основе деления на классы лежит закон разделения труда".
Ф.Энгельс “Анти-Дюринг” М. 1962, стр. 286.
Разделение труда при этом имеет сложноструктурированный характер. И потому начинать его исследование следует с выделения наиболее фундаментальных видов такого разделения. Таких видов три:
- разделение на производительный и потребленческий труд;
- разделение на умственный и физический труд;
- разделение на управленческий и неуправленческий труд.
Прежде всего необходимо обратить внимание на то как происходит это разделение. Обыкновенно – это процесс выделения из некоторого единого недифференцированного труда одной из его неотъемлемых составляющих. Эту составляющую труда человек научается осуществлять более менее независимо от ранее недифференцированного процесса труда. Первоначально такая дифференциация происходит в рамках отдельных особей. То есть человек в разное время занимается разными видами труда. К примеру, совершает некоторое физическое действие и обдумывает его результат, чтоб приступить к продолжению физических действий. Таким образом видно, что общественное разделение труда начинается с дифференциации трудовых функций в процессе общественной жизнедеятельности отдельного человека. И если первоначально баланс затрат времени на различные виды труда у всех людей общины примерно одинаковы (естественно с учетом половозрастных различий), то со временем начинается специализация, отдельные особи начинают больше времени уделять отдельным видам труда чем другие. Первоначально перекос в деятельности отдельных людей в сторону одного из видов труда объяснялся вполне биологическими причинами. Так детеныши или кормящие самки значительно меньше времени, чем остальные члены сообщества уделяли времени добыванию средств жизнедеятельности в пользу потребительской деятельности (деятельности по воспроизводству потомства или подготовке к полноценной жизнедеятельности). Или вожак сообщества уделял значительное время регулированию отношений внутри сообщества полностью перенимая эту функцию из животного мира (поступая так же как и вожак любой стаи животных). Однако со временем это биологически обусловленное разделение начинает все сильнее социализироваться, приобретая все больше новых, не присущих животному миру, черт. Появляются и новые неживотные виды разделения труда. Это, связано с умственным трудом, прежде всего с передачей накопленной сообществом информации от поколения к поколению (институт старейшин, религиозных культов и их отправителей). При этом очень долгое время разделение труда еще не полное и работники умственного и управленческого труда продолжают заниматься производительным трудом по добыче средств жизнедеятельности. К примеру, в Древней Греции времен Гомера князья не считали зазорным заниматься простым крестьянским трудом.
Теперь подробнее исследуем отдельные виды разделения труда.
Самым фундаментальным является разделение труда на труд производительный и труд потребленческий. И здесь необходимо дать разъяснения по поводу того, что понимается под потребленческим трудом.
Существует зауженное понимание труда как деятельности исключительно по производству продуктов вне сферы потребления, в сфере производства. Однако есть общепринятое понятие труда как целенаправленной человеческой деятельности направленной на преобразование объекта труда в продукт труда при помощи орудий труда. То есть видовым признаком труда выделяющим его из иных видов деятельности человека и животного (и тем самым выделяющего человека из животного мира) является именно целенаправленное превращение объекта деятельности при помощи орудий труда. То есть, главным, что отличает труд, является целенаправленность и орудия труда. И все виды деятельности, обладающие этими признаками являются трудом. С этой точки зрения, к примеру, помешивание ложкой кофе в чашечке является трудом, поскольку производится целенаправленно (с целью размешать сахар или остудить) и при помощи орудия труда – чайной ложечки. Однако это не самый сложный случай и его можно квалифицировать как процедуру подготовки продукта к потреблению, как некоторый процесс допроизводства. А вот сам процесс поглощения кофе, неужели и его можно отнести к труду? Но мы видим, что он производится не спонтанно в ответ на возникшую жажду, как насыщение у животного жидкостью, а целенаправленно для удовлетворения некоторой социализированной потребности, и при этом применяются опять-таки орудия труда, например та же ложечка. Обратите внимание, мы ведь считаем зачатками труда у обезьян некоторые действия похожие по форме и также направленные на непосредственное удовлетворение потребности. Например, манипуляции небольшой палочкой для того чтоб достать из углубления в дереве лакомых насекомых и затем их слизнуть с этой палочки однозначно трактуются всеми исследователями как простейший вид трудовой деятельности, так почему же манипулирования человека чайной ложечкой практически таким же образом и с такими же целями, некоторые исследователи не считают трудом? Даже когда человек в процессе непосредственного потребления не использует никаких видимых орудий труда, все равно очень часто присутствуют умственные орудия труда, которые опосредуют естественную (практически животную) деятельность человека, превращая ее в труд. Например, когда городской человек попадает в лес, и остается без средств существования, то он, как животное начинает питаться дарами природы, однако он при этом использует знания, почерпнутые из книг или от других людей, в качестве орудий умственного труда, для выбора неядовитых грибов или ягод, поскольку инстинктивного и условнорефлекторного навыка в этой области (как у животного) у него нет.
В процессе дальнейшего исследования будет также показано, что и управленческая и умственная деятельность являются трудовой деятельностью – трудом, что иногда ставится под сомнение или забывается.
Зачатки разделения на производительный и потребленческий труд возникают, когда человек единый процесс своего воспроизводства делит на два периода производства и потребления. Собственно зачатки такого разделения видны еще в животном мире, когда охота отделяется от поедания пойманного на охоте. У человека это разделение окончательно оформляется. Но на внутреннем разделении индивидуального баланса времени на производительное и потребленческое дело не ограничивается, происходит социальное разделение потребленческого и производительного труда. Кто-то начинает тратить все меньше и меньше времени на производительный труд, однако в пределах индивидуального воспроизводства (или даже внутрисемейного) такое снижение времени на производительный труд можно осуществлять в очень ограниченных размерах. Для того чтоб еще уменьшить время на производительный труд необходимо часть продукта производимого другими особями перераспределить в пользу того, кто освобождается от производительного труда. То есть кто-то специализируется на производстве и производит больше, чем ему непосредственно потребно продукта, а кто-то этот лишний произведенный продукт потребляет, специализируясь в области потребленческого труда. Однако сразу оговорюсь, что не все так просто, и время освобожденное от производительного труда целиком не уходит на потребление, а также наполняется и другими видами труда управленческим и умственным, и ниже мы исследуем эти зависимости, но пока от них абстрагируемся. Конечно, зачатки такого разделения можно найти уже в живой природе. Мать приносит своим детенышам пойманную на охоте дичь которую они съедают: она производит они потребляют. Конечно, в животном мире такое разделение совершенно естественно происходит в рамках единого процесса воспроизводства в рамках семьи, популяции и носит примитивный характер (хотя возможны варианты - гиены, например, отнимающие "произведенный" хищниками продукт).
У человека же все социальное изначально вращается вокруг разделения на производительный и потребленческий труд. Главное почему такое произошло - это то, что человек получил мощнейшее средство для создания продуктов своего потребления в объеме превышающем его биологические возможности потребления - это труд. То есть он стал производить продукта достаточно для своего гарантированного видового воспроизводства и еще некоторое количество добавочного продукта. В природе появление такой добавки обычно ведет к резкому росту популяции данного вида, которая в конечном счете упирается в естественно возникающие рамки такого роста (они в каждом случае свои). В случае с человеком таких естественно-биологических рамок не нашлось, потому что труд как инструмент выживания оказался чрезвычайно универсальным, и на каждую новую естественно-биологическую рамку он находил свой подход с винтом, и она уже не становилась пределом распространения человека. Пределом для человека все чаще становился человек. И в смысле внешнего конкурента за ресурсы и жизненное пространство, и в смысле внутригрупповой организации. По всей видимости индивидуальное стремление минимизировать затраты усилий на производство продукта и максимизировать потребление, досталось нам в наследство от животных. А это совершенно естественным образом вело к выделению из групп особей, которые теми или иными средствами начинали специализироваться на потреблении, и это в отличие от животных не приводило к тому, что ухудшались условия воспроизводства популяции, как у хищников, когда у них появляются лишние рты не производящие продукт. Мы указывали, что у человека появился добавочный продукт, который отдельные ушлые особи начали шустренько присваивать.
Нетрудно заметить, что именно это разделение труда лежит в основе деления людей на классы. То есть общество стало делиться на две большие группы людей на тех кто производит больше, чем потребляет материального продукта и тех, кто производит меньше (или совсем не производит), чем потребляет материального продукта необходимого для жизнедеятельности (это эксплуататоры). Центральным звеном общественного функционирования становится процесс отчуждения, изъятия эксплуатирующими классами продукта у производящих.
И вот когда потребление начинает социально выделяться из единого цикла воспроизводства человека, оказывается, что это не такая уж простая штука. Оно обладает очень интересным свойством самогенерацией потребностей. То есть, как только появляется избыток возможностей удовлетворения потребностей, то тут же генерируется дополнительные потребности, которые быстренько поедают появившиеся возможности и начинают требовать все новых и новых ресурсов для своего удовлетворения. А это в свою очередь стимулирует постоянное стремление изъять у производящих классов все больше и больше продукта для потребления.
Конечно нарисованная мной картина возникновения отчуждения прибавочного продукта явно не полная и достаточно грубая. Но нам здесь важно другое, что возникновение отчуждения продукта начинает требовать соответствующего механизма канализации этого продукта от производителя к потребителю. Собственно по преобладающей форме этого механизма и подразделяется история человечества на экономические формации. Сразу видно, что потоки произведенного продукта от производителя к потребителю первоначально были достаточно примитивными и исчерпывались в основном потоком от тех кто специализируется на производстве, к тем кто специализируется на потреблении. Возникали более сложные формы, но они возникали уже в области перераспределения прибавочного продукта изъятого у основной массы производителей. То есть торговые потоки по перераспределению прибавочного продукта были по сравнению с основным потоком по прямому изъятию прибавочного продукта гораздо слабее, и не оказывали решающего влияния на экономику. Теперь пора вспомнить о технологическом разделении труда, и обратить внимание вот на что. В докапиталистичеких формациях поток по изъятию прибавочного продукта был обусловлен разделением производительного и потребленческого труда. Необходимость же в разнообразии продуктов потребления, для специализирующихся на потреблении, требовало развития технологического разделения труда (производства продуктов в широком ассортименте). А это в свою очередь требовало возникновение продуктооборота, между различными продуктопроизводителями изначально несвязанного с перераспределением прибавочного продукта. Ремесленника производящего предметы роскоши надо было кормить прибавочным продуктом изъятым у крепостного. Вот именно технологическое разделение труда стало обеспечиваться потоком продукта в виде продуктообмена, который может быть как эквивалентным, так и нет. Однако как оказалось продуктообмен вполне может служить инструментом изъятия прибавочного продукта, чем тут же не преминули воспользоваться нечистые на руку субъекты. Для этого вполне достаточно удлинить цепочку продуктообмена на одно звено, вклинившись в качестве посредника. А поскольку в этом дополнительном звене ни производство ни потребление не происходит, то в нем происходит исключительно обращение, то есть только последовательные смены товарной формы. Это очень напоминает образование завихрений в ламинарном потоке (газа или жидкости). Эти завихрения существуют за счет этого потока, отбирают часть его энергии на свое обращение, увеличение и другие трансформации. Собственно в этом суть капитала. Особую роль здесь сыграло появление особенного товара - денег, благодаря которому стало технически возможным организовывать обращение любых товаров, и делать посреднические цепочки многозвенными. Но все равно при рабовладении и феодализме, обменные продуктопотоки (торговля) обеспечивали в основном перераспределение прибавочного продукта и часть продукта задерживавшаяся в капиталистическом вихре, расходовавшаяся на поддержание его обращения, а также благодаря этому изымавшаяся для потребления купцов-капиталистов, была уже до этого изъята феодалом у крепостного в виде прибавочного продукта. То есть продуктообмен (торговля) играл еще только вспомогательную роль.
Положение кардинально меняется когда уровень производительных сил достигает такого уровня, когда технологическое разделение труда начинает становиться основой производства. Товарные (обменные) потоки становятся сопоставимыми по масштабам с потоками прямого отчуждения прибавочного продукта. Более того промышленное производство потребовало такой технологической специализации и кооперации различных специалистов, которая невозможна при феодальных отношениях, с их основой - натуральным хозяйством. Рабочая сила стала с необходимостью превращаться в товар и соответственно втягиваться в товарный оборот. Тем самым капитал перестал довольствоваться продуктообменом и начал втягивать в сферу своего обращения сам процесс производства. Но при этом он не перестал быть паразитным вихрем на продуктопотоке от производства к потреблению. Эта вихревая среда стала основной формой этого продуктопотока - потоком стоимости.

(надеюсь, что продолжение последует)
Tags: Разделение труда, Теоретичное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments